Company img
  • ОПИСАНИЕ

    Tеатр балета Бориса Эйфмана

    Санкт-Петербург

    Санкт-Петербургский государственный академический театр балета создан Борисом Эйфманом в 1977 году (первоначальное название труппы – Ленинградский «Новый балет»). Концепция коллектива была достаточно смелой: он создавался как авторский, режиссерский театр, экспериментальная лаборатория одного хореографа.

     

    Уже первые спектакли труппы – «Двухголосие» и «Бумеранг» – принесли театру зрительский успех и заставили критиков говорить о новых тенденциях в российском балетном искусстве. Однако последователи традиционной школы не спешили признавать авторитет молодого хореографа. Новаторство в выборе драматургического материала и музыки, смелость пластических решений надолго закрепили за Борисом Эйфманом репутацию «хореографического диссидента».

     

    В период конца 1970-х – начала 1980-х годов в театре Эйфмана вырабатывается собственный подход к формированию репертуара. В афише появляется всё больше балетов, драматургической основой которых становятся произведения мировой классической литературы. Хореограф и его характеризующаяся особым пластическим мышлением труппа осваивают новые жанры. Создаются спектакли, отличающиеся остротой хореографического рисунка, который передавал предельный накал страстей героев: «Поединок», «Идиот», «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Легенда», «Двенадцатая ночь», «Мастер и Маргарита», «Убийцы» и другие.

     

    Сегодня Театр балета Бориса Эйфмана известен любителям танцевального искусства Северной и Южной Америки, Европы, Азии, Австралии своими спектаклями «Я – Дон Кихот», «Красная Жизель», «Русский Гамлет», «Анна Каренина», «Чайка», «Евгений Онегин», «Роден», «По ту сторону греха», «Реквием», «Up & Down», «Чайковский. PRO et CONTRA». Эти снискавшие всеобщее признание работы не только представляют на самом высоком художественном уровне достижения современного российского балета, но и приобщают аудиторию к бессмертному духовному наследию отечественной и мировой культуры, вдохновляющему хореографа и его артистов.

     

    Стремление труппы Бориса Эйфмана вовлечь своих зрителей в неисчерпаемый мир человеческих страстей, установить с публикой живые духовные связи, ошеломить ее яркостью и динамизмом пластического языка – все это определило тот успех, который на протяжении уже нескольких десятилетий сопровождает выступления театра на ведущих сценических площадках мира.

     

    Эйфман — хореограф-философ. Его волнуют проблемы современности и тайны творчества. Художник откровенно говорит со зрителем о самых сложных и волнующих сторонах человеческого бытия, определяя жанр, в котором он работает, как «психологический балет». Газета The New York Times называет Бориса Эйфмана лидером среди ныне живущих балетмейстеров: «Балетный мир, находящийся в поиске главного хореографа, может прекратить поиск. Он найден, и это – Борис Эйфман».

     

    Труппа театра отличается безупречным исполнительским мастерством, уникальной самоотдачей и высоким сценическим интеллектом. Сегодня замыслы Бориса Эйфмана реализуют прекрасные артисты – лауреаты международных конкурсов, престижных театральных премий «Золотая Маска» и «Золотой софит», премии Президента РФ для молодых деятелей культуры и премии Правительства РФ в области культуры: М. Абашова, Л. Андреева, С. Волобуев,
    О. Габышев, А. Ситникова, Д. Фишер и другие.

     

    Важный этап в жизни театра начался в 2011 году, когда Правительством Санкт-Петербурга было принято решение о начале строительства Академии танца Бориса Эйфмана, инициатором создания которой выступил хореограф. В сентябре 2013 года Академия начала свой первый учебный год.

     

    Также в ближайшем будущем в Санкт-Петербурге должен появиться Дворец танца Бориса Эйфмана, который призван стать одним из мировых центров танцевальных искусств.

     

    Создание оригинального балетного репертуара современной России на базе традиций отечественного психологического театра, поиск и развитие новых форм хореографического искусства XXI века – основные составляющие творческой миссии Бориса Эйфмана и его труппы.

  • В ЭТОМ СЕЗОНЕ

    АННА КАРЕНИНА

     

    Балет Бориса Эйфмана

    на музыку П. И. Чайковского

    по роману Л. Н. Толстого

    Декорации: Зиновий Марголин

    Костюмы: Вячеслав Окунев

    Свет: Глеб Фильштинский

    Премьера: 31 марта 2005 года, Александринский театр

     

    Балет Бориса Эйфмана «Анна Каренина» полон внутренней психологической энергии и удивительно точен по своему эмоциональному воздействию. Убрав все второстепенные линии романа Льва Толстого, хореограф сосредоточился на любовном треугольнике «Анна-Каренин-Вронский». Пластикой тела хореограф в своем спектакле передал драму переродившейся женщины. По мнению Эйфмана, именно страсть, «основной инстинкт», породили преступление против общественных норм, уничтожили материнскую любовь и прервали связь Анны Карениной с душой. Женщина, поглощенная и раздавленная страстью, готова пойти на любые жертвы. Хореограф говорит, что это спектакль о сегодняшнем дне, а не о дне минувшем – современные эмоции, прямые параллели с действительностью не оставляют равнодушными зрителей нашего времени. Высочайшего уровня техника и хореография Бориса Эйфмана передают все психологические перипетии романа Толстого.

     

    «Балетэто особая область реализации психологических драм, возможность проникнуть в подсознание. Каждый новый спектакльпоиск неведомого.

    Роман «Анна Каренина» всегда интересовал меня. Когда читаешь Толстого, чувствуешь невероятное понимание автора психологического мира его героев, удивительную чуткость и точность отражения жизни России. В романе «Анна Каренина» есть не только погружение в психологический мир героини, но и настоящее психоэротическое осмысление ее личности. Даже в сегодняшней литературе мы не найдем подобных страстей, метаморфоз, фантасмагорий. Все это стало сутью моих хореографических размышлений.

    Размеренный ритм жизни семьи Карениныхгосударственная служба главы, строгое соблюдение светских условностейсоздавали иллюзию гармонии и покоя. Страсть Анны к Вронскому разрушила привычное. Искренность чувств влюбленных отвергалась, пугала откровенностью. Лицемерие Каренина было приемлемо для всех, кроме Анны. Она предпочла всепоглощающее чувство к любимому мужчине долгу матери перед сыном. И обрекла себя на жизнь изгоя. Не было счастья ни в путешествиях, ни в привычных светских увеселениях. Присутствовало ощущение трагической несвободы женщины от чувственных отношений с мужчиной. Эта зависимость, как и любая другаяболезнь и страдание. Анна покончила с собой, чтобы освободиться, оборвать свою страшную и мучительную жизнь. Для меня Анна была оборотнем, потому что в ней жило два человека: внешнесветская дама, которая была известна Каренину, сыну, окружающим. Другаяженщина, погруженная в мир страстей.

    Что важнеесохранить общепринятую иллюзию гармонии долга и чувств или подчиниться искренней страсти?.. Имеем ли мы право разрушить семью, лишить ребенка материнской заботы ради буйства плоти?..

    Эти вопросы не давали покоя в прошлом Толстому, не уйти от них и сегодня. И нет ответов! Есть неутолимая жажда быть понятым и в жизни, и в смерти…»

    Борис Эйфман

  • ГАЛЕРЕЯ

    Anna Karenina